• 10
  • 0
  • 0
  • 0
Опубликовано: 16 Окт. 2018
ФИО врача: Галустян В.А.
Населенный пункт: Йошкар-Ола
Специальность: Хирургия
ЛПУ / клиника: ГБУ РМЭ «Детская республиканская клиническая больница»
Обвинение (статья): ч.2 ст.109 УК РФ
Приговор: Виновен
Дата рассмотрения дела: 16.08.2017

Общее описание случая:

Галустян В.А., являясь врачом - хирургом ГБУ РМЭ «Детская республиканская клиническая больница», обладая необходимым объемом специальных знаний и навыков по своей специальности, имея многолетний стаж работы по специальности, не надлежаще отнесся к исполнению своих профессиональных обязанностей, не выяснил до конца общее клиническое состояние здоровья семилетней пациентки Аси Михеевой, которая находилась на лечении в Йошкар-Олинская детской городской больнице, неверно интерпретировал результаты рентгенологических исследований органов грудной клетки, описываемые как пневмоторакс и спавшееся легкое, и лично осуществил хирургическую манипуляцию – удалил дренажную трубку из левой плевральной полости больной. Указанные действия хирурга Галустяна В.А. привели к транспортировке больной в ДРКБ без дренажа в левой плевральной полости, что способствовало нарастанию патологии в виде левостороннего пневмоторакса, что усугубило тяжелое из-за астмы состояние Аси МихеевойА.П. и привело к развитию острой дыхательной недостаточности, возникшей вследствие пневмоторакса слева на фоне бронхиальной астмы тяжелой степени, к остановке дыхания, сердцебиения и развитию клинической смерти.

Детали приговора:

Признать Галустяна В.А. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ, и назначить наказание в виде ограничения свободы на срок 1 год 6 месяцев, с лишением права на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ заниматься врачебной деятельностью на срок 1 год 6 месяцев.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ осужденному Галустяну В.А. установить ограничения: не изменять места жительства, а также не выезжать за пределы территории городского округа «<адрес>» без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, периодически один раз в месяц являться в установленные сроки для регистрации в специализированный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания.

На основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст.24 УПК РФ освободить Галустяна В.А. от назначенного наказания за истечением сроков давности уголовного преследования.

Подробности разбирательства:

6 июля 2014 г. в 6 час 30 мин в ГБУ РМЭ «Йошкар-Олинская детская городская больница», с диагнозом «бронхиальная астма средней степени тяжести, приступный период с дыхательной недостаточностью 2 степени» бригадой скорой медицинской помощи была доставлена семилетняя Ася Михеева.

С 6 час 30 мин до 10 час 35 мин дежурными врачами ребенку оказывалась медикаментозная терапия по профилю заболевания.

В 10 час 35 мин в связи с неэффективностью проводившейся медикаментозной терапии Ася Михеева была переведена из педиатрического отделения в палату интенсивной терапии этой же больницы и подключена к аппарату искусственной вентиляции легких (ИВЛ).

С 20 час 00 мин до 21 час 00 мин в палате интенсивной терапии пациентке была проведена медицинская манипуляция - катетеризация левой подключичной вены с установлением внутривенного катетера. В ходе этой медицинской манипуляции внутривенным катетером была повреждена пристеночная плевра слева с введением лекарственных веществ в левую плевральную полость, что повлекло формирование гидроторакса плевральной полости левого легкого.

7 июля врач-рениаматолог перевел девочку в медикаментозную кому и подключил к ИВЛ.

10 июля с 12.00 до 13.00 в палате интенсивной терапии Йошкар-Олинской детской городской больницы приглашенным для оказания экстренной консультативной профильной медицинской помощи врачом - детским хирургом ГБУ РМЭ «Детская республиканская клиническая больница» Галустяном В.А. пациентке Асе Михеевой для устранения гидроторакса плевральной полости левого легкого проведена хирургическая медицинская манипуляция – диагностическая пункция левой плевральной полости с установкой дренажа в левую плевральную полость. В результате выполнения указанной манипуляции произошла ликвидация тотального левостороннего гидроторакса. Однако в результате совершения Галустяном В.А. действий, связанных с диагностической пункцией и установкой дренажа, в левую плевральную полость пациентки стал поступать воздух, что повлекло за собой формирование хирургической патологии - пневмоторакса левой плевральной полости. Состояние пневмоторакса левой плевральной полости у девочки сохранялось в период с 10 по 14 июля, что было отражено на снимках рентгенологических исследований органов грудной клетки.

14 июля по результатам осмотра пациентки в палате интенсивной терапии детской городской больницы приглашенным для консультации врачом - детским хирургом Галустяном В.А. было рекомендовано проведение повторной бронхоскопии в условиях специализированного хирургического отделения. В тот же день консилиум врачей, проведенный в детской городской больнице с участием Галустяна В.А., принял решение о переводе Аси Михеевой в хирургическое отделение Детской республиканской клинической больницы. В ходе подготовки пациентки к транспортировке возник вопрос о возможности проведения хирургической медицинской манипуляции – удаления дренажа из левой плевральной полости ребенка. В нарушение требований должностной инструкции врача - детского хирурга отделения гнойной хирургии ДРКБ Галустян В.А., небрежно относясь к исполнению своих профессиональных обязанностей, не желая в полной мере выполнять возложенные на него в соответствии с должностной инструкцией задачи по оказанию медицинской помощи больному ребенку, не предвидя возможности наступления общественно опасных последствий своих действий в виде наступления смерти Аси Михеевой, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, не применив в полном объеме свои специальные познания и навыки в области медицины, не выяснив до конца общее клиническое состояние здоровья больной, неверно интерпретировав результаты рентгенологических исследований органов грудной клетки пациентки, описываемые как «пневмоторакс и спавшееся легкое», лично осуществил хирургическую манипуляцию – удалил дренажную трубку из левой плевральной полости девочки.

В результате действий Галустяна В.А транспортировка больной для получения профильной хирургической помощи в Детской республиканской клинической больнице без дренажа в левой плевральной полости способствовала нарастанию хирургической патологии в виде левостороннего пневмоторакса, что усугубило тяжелое из-за астмы состояние Аси Михеевой и привело к развитию острой дыхательной недостаточности, возникшей вследствие пневмоторакса слева, на фоне бронхиальной астмы тяжелой степени, к остановке дыхания, сердцебиению и развитию клинической смерти. Ситуация усугубилась тем, что ребенка перевозили не на реанимобиле, а на машине «УАЗ» без всякой аппаратуры. Реаниматолог ДГБ отказался сопровождать больную и даже отобрал кислородную подушку. В машине находились пациентка, ее мать, медсестра и фельдшер. В дороге Ася начала задыхаться. Когда девочку вносили в ДРКБ, у нее случилась клиническая смерть. После 40 минут реанимационных мероприятий сердце забилось, но мозг был поврежден из-за долгого кислородного голодания, ребенок находился в коме.

03 августа 2014 г. в 22 час 50 мин Ася Михеева скончалась.

Причиной клинической смерти девочки явилась острая дыхательная недостаточность, развившаяся вследствие пневмоторакса слева, на фоне бронхиальной астмы тяжелой степени.

Биологическая смерть ребенка наступила от отека головного мозга, возникшего вследствие гипоксическо-ишемического поражения головного мозга в результате постреанимационной болезни после клинической смерти.

8 августа 2014 г. родителями Аси Михеевой было подано сообщение о преступлении в Следственный комитет г. Йошкар-Олы по факту смерти их ребенка с просьбой  возбудить уголовное дело по основаниям, предусмотренным ч.2 ст. 109, ч.2 ст. 293, ч.2 ст. 124 УК РФ. Но следователем было отказано в возбуждении уголовного дела. Родители при помощи юристов обжаловали данный отказ, материалы снова возвращались на дополнительную проверку. Но следователи  снова  отказывали в возбуждении уголовного дела, и так продолжалось в течение года. 

16 августа 2017 всесторонне, полно и объективно исследовав в судебном заседании все собранные по делу доказательства в совокупности, суд находит вину подсудимого Галустяна В.А. в совершении преступления доказанной. Суд квалифицирует действия Галустяна В.А. по ч. 2 ст. 109 УК РФ как причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Признать Галустяна В.А. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ, и назначить наказание в виде ограничения свободы на срок 1 год 6 месяцев, с лишением права на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ заниматься врачебной деятельностью на срок 1 год 6 месяцев. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ осужденному Галустяну В.А. установить ограничения: не изменять места жительства, а также не выезжать за пределы территории городского округа «<адрес>» без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, периодически один раз в месяц являться в установленные сроки для регистрации в специализированный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания.

На основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст.24 УПК РФ освободить Галустяна В.А. от назначенного наказания за истечением сроков давности уголовного преследования.

Ссылки: 


Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий Войти

Рекомендации
Процесс. Дело врачей