• 9
  • 0
  • 0
  • 0
Опубликовано: 24 Окт. 2018
ФИО врача: Кексель С.
Населенный пункт: Нижний Тагил
Специальность: Инфекционные заболевания
ЛПУ / клиника: ГБУЗ СО «ГИБ г. Нижний Тагил»
Обвинение (статья): ч.2 ст.109 УК РФ
Приговор: Невиновна
Дата рассмотрения дела: 01.03.2018

Общее описание случая:

Трехлетний Савелий умер еще в ноябре 2011 года. Малыш почувствовал себя плохо после детского сада, на «скорой» с предварительным диагнозом «пневмония» его доставили в Городскую инфекционную больницу Нижнего Тагила, но там не работал рентгеновский аппарат, поэтому ребенка отправили в Детскую городскую больницу №3 с диагнозом «заворот кишок». В ДГБ № 3 рентген работал, у мальчика определили острую пневмонию и отправили его назад, в инфекционную больницу. На пороге приемного покоя инфекционной больницы ребенок скончался.

Детали приговора:

Суд признал Кексель виновной, назначил ей наказание в виде ограничения свободы на 2 года, но в связи с истечением срока давности врач был освобожден от наказания. Также суд постановил взыскать с инфекционной больницы в пользу матери умершего ребенка 6 млн рублей морального вреда. Обе стороны обжаловали приговор.

В марте 2018  апелляционный суд признал Кексель невиновной по предъявленному ей обвинению по части 2 статьи 109 УК РФ в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления, — рассказали агентству в пресс-службе облсуда. — Гражданский иск потерпевшей стороны о компенсации морального вреда и возмещении материального ущерба судом оставлен без рассмотрения». Это решение, как пояснили в облсуде, может быть обжаловано в следующей инстанции — в кассации, а также не препятствует заявлению потерпевшей стороны своих исковых требований в порядке гражданского судопроизводства

Подробности разбирательства:

1 ноября 2011 года вернувшись из детского сада, трехлетний Савелий почувствовал себя плохо. Мать ребенка вызвала скорую помощь, которая с предварительным диагнозом «пневмония» доставила ребенка с матерью в ГБУЗ СО «Городская инфекционная больница» Нижнего Тагила.

17 час 40 мин больного приняла заместитель главного врача Светлана Кексель. Сначала врач назначила ребенку неизвестные препараты, а когда состояние пациента резко ухудшилось, она приняла решение отправить ребенка в другую больницу Нижнего Тагила — в Детскую городскую больницу № 3, поскольку в инфекционной больнице рентгеновский аппарат был сломан. Поэтому ребенка с диагнозом «заворот кишок» отправили в ДГБ №3. После того как в ДГБ №3 мальчику все-таки сделали рентген и поставили правильный диагноз «пневмония», его, отказавшись лечить, в очень тяжелом состоянии на обычной машине «скорой помощи» отправили обратно в инфекционную больницу. Когда ребенка доставили в инфекционную больницу, время было безвозвратно упущено. Он находился в состоянии клинической смерти. Ребенка реанимировали более 40 минут, но спасти не смогли.

2 ноября в 00 час 20 мин мальчик скончался. Установлено, что причиной смерти ребенка стала острая пневмония.

По факту гибели ребенка следователи возбудили уголовное дело в отношении врача-инфекциониста Светланы Кексель, обвинив ее по ч.2 статьи 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). Из материалов следствия следует, что в инфекционную больницу мальчик поступил с жалобами на температуру, слабость, боль в горле, сильный сухой кашель, вялость и сниженный аппетит. Вместо того, чтобы провести рентген и диагностировать у ребенка пневмонию, его с матерью отправили в другое медучреждение в связи с болями в животе, хотя боли появились лишь после проведения терапии в инфекционной больнице. При этом органы следствия усмотрели прямую причинно-следственную связь между дефектами, допущенными в процессе оказания ребенку лечебно-диагностической помощи, и наступлением его смерти. На то, чтобы подтвердить диагноз у ребенка, медикам потребовалось более семи часов, и все это время мальчик не получал должного лечения.

20 ноября 2017 года Тагилстроевский районный суд Нижнего Тагила признал врача-инфекциониста Светлану Кексель виновной в причинении смерти по неосторожности (по части 2 статьи 109 УК РФ) и назначил ей наказание в виде ограничения свободы сроком на два года, однако освободил от него в связи с истечением сроков давности. При этом суд вынес решение взыскать с инфекционной больницы в пользу матери погибшего ребенка Анастасии Гладыш 6 млн рублей в счет компенсации морального вреда, а также 27,2 тыс. рублей материального ущерба. В больнице с этим не согласились и подали апелляционную жалобу.

31 января 2018 года в Свердловском областном суде состоялось первое заседание по рассмотрению апелляционной жалобы, но его неожиданно отложили, поскольку у судьи Ноны Яковлевой возникли вопросы к экспертам.

В это же время у Анастасии Гладыш появились опасения, что судья Свердловского областного суда может попасть под влияние высокопоставленных родственников ответчиков. Дело в том, что Городской инфекционной больницей Нижнего Тагила руководит Марина Холманских — жена брата полпреда президента РФ в УрФО Игоря Холманских. А ее интересы в суде представляет адвокат Антон Раудштейн, отец которого — владелец адвокатской конторы и депутат думы Нижнего Тагила Вадим Раудштейн. Адвокат Анастасии Гладыш - Анатолий Клявин от комментариев по поводу давления на суд воздержался. Однако уточнил, что, по его мнению, судебный процесс затягивается по необъективным основаниям.

28 февраля 2018 года в Свердловском областном суде состоялось заседание по рассмотрению апелляционной жалобы Городской инфекционной больницы Нижнего Тагила, которая оспаривает приговор по уголовному делу о смерти трехлетнего Савелия Гладыша, вынесенный 20 ноября 2017 года Тагилстроевским районным судом Нижнего Тагила.

На заседание Светлана Кексель в суд не приехала. Ее адвокат Станислав Щибрик пояснил, что его подзащитная плохо себя чувствует и просит рассмотреть дело без ее участия. Зато в суд прибыла главный врач Городской инфекционной больницы Нижнего Тагила Марина Холманских. Она выступила против присутствия журналистов, но судья Нона Яковлева разрешила прессе остаться в зале.

Эксперты по уголовному делу о смерти трехлетнего Савелия Гладыша даже спустя шесть лет продолжают спорить о причинах смерти ребенка. Марина Холманских приехала в Свердловский областной суд, чтобы отстоять позицию больницы и своей бывшей подчиненной — врача Светланы Кексель. Сотрудники медучреждения не хотят платить матери умершего мальчика 6 млн рублей в качестве компенсации. А один из ключевых свидетелей по делу, как выяснилось во время заседания суда, изменил свою позицию.

Главные вопросы, в которых пытался разобраться суд, касались причины смерти Савелия Гладыш и того, привели ли к ней неправильные действия врачей. Для этого на заседании заслушали показания двух судебно-медицинских экспертов — врача ГБУ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Свердловской области Натальи Родиной и директора НИИ судебной экспертизы «СТЭЛС» Александра Власова (участвовал в заседании по видеосвязи).

Комиссия, в которой состояла Родина, пришла к выводу, что причиной смерти мальчика стала скарлатина в тяжелой септической форме, несмотря на то, что этот диагноз так и не был лабораторно подтвержден. Диагноз, поставленный Кексель при поступлении Гладыша в больницу («Скарлатина? Лакунарная ангина. Острый бронхит. Острая пневмония?» — из материалов дела), по мнению эксперта, нельзя называть неправильным — в дальнейшем он бы был уточнен после лабораторных исследований. Назначенное врачом лечение тоже соответствовало состоянию мальчика на тот момент. Эксперт отметила, что родители Савелия изначально отказались от его госпитализации, несмотря на высокую температуру и другие симптомы болезни у ребенка. Мальчика трое суток лечили вне стационара. Когда ребенок поступил в больницу, были приняты мероприятия, не своевременные к имевшемуся у него заболеванию, считает Родина.

Однако винить в смерти ребенка только его родителей или врача эксперт не стала, всячески избегая этого. В частности, главврач больницы Марина Холманских задала ей вопрос, что в большей мере привело к летальному исходу: характер и тяжесть его заболевания, своевременность обращения за медицинской помощью или неправильность выбранного лечения. «Основное — это характер и тяжесть заболевания. Скарлатина в септической форме даже при своевременном и правильном лечении часто приводит к летальному исходу», — отметила Наталья Родина.

В противовес этому мнению комиссия, в которую входил Александр Власов, дала заключение, что назначенное Савелию Гладышу лечение было неадекватно его состоянию. И сначала Власов подтвердил это в суде. Эксперт обратил внимание на то, что Савелия ни разу не обследовал специалист в области детских болезней — у Светланы Кексель и других врачей-фигурантов дела специальность «Лечебное дело». При этом течение заболеваний у детей имеет порой такую серьезную специфику, когда познаний врача, не имеющего специальной подготовки в области педиатрии, совершенно недостаточно. Особенно это касается сложных и неоднозначных случаев, к которым относится случай Гладыша, подчеркнул Александр Власов. Не согласен он оказался и с тем, что причиной смерти ребенка стала именно скарлатина. По мнению эксперта, приоритетным было заболевание острой пневмонией. Он подтвердил, что действия Кексель по установлению предварительного диагноза были оправданы, но настаивал, что в первую очередь врач должна была назначить ребенку рентгеновское исследование, чтобы подтвердить диагноз. А параллельно исключать конкретные симптомы (допустим, выписать жаропонижающие препараты). Однако услышав, что в городской инфекционной больнице в момент поступления Гладыша не было возможности провести рентгеновское исследование, Власов в корне изменил позицию.

Как пояснила судья Нона Яковлева, в прошлом судебном заседании выяснилось, что ни врача-рентгенолога, ни лаборанта в тот день не было на месте. И на их вызов потребовалось бы значительно больше времени, чем на транспортировку ребенка в другую больницу (это заняло 15 минут).

«Мы до этого полагали, что главная тактическая ошибка врача заключалась в том, что не был своевременно сделан рентгеновский снимок или хотя бы рентгеноскопия. Но если такой возможности не было, я каких-то серьезных недостатков в действиях врача не вижу», — заявил Александр Власов. Эксперт считает, что Савелию Гладышу нужно было назначить более сильную терапию антибиотиками, но согласился, что у Светланы Кексель на тот момент не было полной картины заболевания ребенка, а диагноз носил предположительный характер. В такой ситуации лечение было назначено верное. Три часа, которые в больнице потратили на принятие решения о необходимости рентгеновского исследования, эксперт назвал «допустимым временным промежутком». При этом Власов негативно оценил действия врачей Детской городской больницы №3, которые после проведения рентгеновского исследования, исключив «острый живот» и подтвердив пневмонию, не оставили Савелия у себя, а отправили обратно в инфекционную больницу.

«Честно говоря, подспудно абсолютно понятно, исходя из лечебной практики, что они от него просто избавились. Когда увидели, что он крайне тяжелый и существует возможность летального исхода, элементарно от него избавились, чтобы летальный исход состоялся где-то в другом месте, и ответственность не легла бы на них. В том состоянии, в котором его вернули в инфекционную больницу, он был абсолютно очевидно не транспортабелен, и все лечение надо было проводить на месте», — заявил Александр Власов.

Уже после заседания Анастасия Гладыш призналась, что для нее «очень странно, почему эксперт, сделавший заключение, сейчас, не глядя в экспертизу, делает совершенно противоположные выводы». Ее представитель Анатолий Клявин добавил, что эксперт не мог не знать, что в инфекционной больнице не было врача-рентгенолога, поскольку это прописано в материалах уголовного дела.

«Наша позиция остается прежней. Мы считаем, что неправильные действия трех медиков — Светланы Кексель, а также врача детской больницы и врача скорой помощи — и привели к тем последствиям, которые есть», — подытожил Анатолий Клявин. – Сейчас больница просит отменить приговор суда первой инстанции, а гражданский иск вынести для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

 Таким образом, апелляционный суд признал Кексель невиновной по предъявленному ей обвинению по части 2 статьи 109 УК РФ в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.  Гражданский иск потерпевшей стороны о компенсации морального вреда и возмещении материального ущерба судом оставлен без рассмотрения. Это решение, как пояснили в Свердловском областном суде, может быть обжаловано в следующей инстанции — в кассации, а также не препятствует заявлению потерпевшей стороны своих исковых требований в порядке гражданского судопроизводства.

Ссылки: 


Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий Войти

Рекомендации
Процесс. Дело врачей