• 13
  • 0
  • 0
  • 0
Опубликовано: 21 Окт. 2018
ФИО врача: Насихов В.
Населенный пункт: Пермь
Специальность: Гематология
ЛПУ / клиника: Пермская краевая клиническая больница (ПККБ)
Обвинение (статья): ч.2 ст.109 УК РФ
Приговор: Виновен
Дата рассмотрения дела: 01.03.2018

Общее описание случая:

Пациентка умерла в марте 2016 года после трепанобиопсии (процедура по получению образца костного мозга из подвздошной кости таза). Как установило следствие, врач повредил ей артерию, что привело к большой кровопотере и летальному исходу.

Детали приговора:

Признан виновным в гибели пациентки. Он приговорён к двум годам ограничения свободы с лишением права заниматься медицинской деятельностью на два года.

Собирается обжаловать приговор, виновным себя не признал.

Подробности разбирательства:

21 марта 2016 года 62-летняя жительница Александровска Людмила Ш. поступила в гематологическое отделение Пермской краевой клинической больницы (ПККБ) на обследование: плановую процедуру трепанобиопсии. (пункция костного мозга из подвздошной кости таза). После процедуры, которую проводил врач Вадим Насихов, Людмила Ш. почувствовала боль в животе. Ближе к вечеру потеряла сознание. Пациентку экстренно перевели в хирургию, сделали операцию, увидели, что в полости много крови, и предположили, что  в ходе трепанобиопсии была повреждена артерия. Во время операции кровотечение остановили, но, как оказалось, не полностью. Пациентку перевели в реанимацию.  

23 марта Людмила Ш. умерла.

После смерти была проведена экспертиза, которая определила причину смерти: «обильная кровопотеря». По предварительной информации, медик повредил ей артерию, и пациентка потеряла большое количество крови.

По факту гибели пациентки Следственный комитет возбудил уголовное дело. Первая судмедэкспертиза при Министерстве здравоохранения Пермского края, сделанная в 2016 году, не установила вины врачей: «Была проведена комплексная судебно-медицинская экспертиза. Пациентка погибла не от кровотечения. Оно было остановлено, пациентка была в сознании и на спонтанном дыхании. Непосредственной причиной смерти стали осложнения основного заболевания».

Но родственники погибшей добились проведения повторной экспертизы. Новое исследование выполняли специалисты Российского центра судмедэкспертизы при Минздраве РФ в 2017 году, и оно показало, что женщина умерла от кровопотери из-за повреждения артерии. Судмедэкспертиза признала прямую причинно-следственную связь между манипуляцией врача и смертью пациентки. Московские врачи пришли к однозначному выводу: «Не был соблюден контроль глубины прокола, и игла прошла насквозь. В результате задета артерия, открылось обильное кровотечение, которое и убило пациентку».

Врачу Насихову В., проводившему трепанобиопсию, предъявили обвинение.

 12 марта 2018 года Ленинский районный суд признал Насихова В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»). Вадиму Насихову назначено наказание в виде 2 лет ограничения свободы с лишением права заниматься медицинской деятельностью сроком на 2 года. Он не сможет выезжать за пределы города и будет обязан отмечаться в полиции ежемесячно. 

Врач Насихов, проводивший медицинскую манипуляцию, имеет несколько сертификатов: терапевта, пульмонолога и гематолога. Последний из них он получил в 2016 году. На момент проведения процедуры у него не было сертификата гематолога, хотя это была его тридцать четвертая такая манипуляция. Ранее он делал их в присутствии более опытного врача, но в случае с Людмилой Ш. впервые действовал самостоятельно.

При этом Вадим Насихов работал в больнице в должности врача-гематолога для оказания экстренной помощи с 1 октября 2015 года. Его непосредственным руководителем была заведующая гематологического отделения, которая и поручила Насихову проведение медицинской манипуляции. На суде врач не отрицал, что прокол был возможен,

Гособвинение настаивало на том, что врач-гематолог «не сумел необходимым образом скоординировать свои усилия при воздействии на медицинский инструмент», а также «нарушил методику проведения трепанобиопсии». Знаний врача на момент операции было достаточно, чтобы понимать, какие у пациента могут быть осложнения. Он мог их диагностировать, врач должен был проверить показатели крови пациентки. Но понадеялся только на ее лечащего врача. Проявил небрежность. Осложнения врач должен был предвидеть. Учитывая, что операция проводится вслепую, нужно было проявить особую предосторожность.

На суде Вадим Насихов не признал вину и утверждал, что ответственность за произошедшее лежит на заведующей, так как именно она поручила ему проводить трепанобиопсию Людмиле Ш. Кроме того, врач сообщил, что погибшая была пациенткой заведующей. По его мнению, суд не учел то обстоятельство, что у погибшей было серьезное заболевание крови вместе с синдромом диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови (ДВС-синдромом). Он подчеркнул, что предвидеть все риски было невозможно, так как не он являлся лечащим врачом пациентки Ш. и не имел полного представления о ее заболевании. Все риски от процедуры должна была оценивать заведующая отделением Марина Плоских.

Также он добавил, что жизнь Людмилы Ш. удалось бы спасти, если бы лечащий врач вовремя выявила возникшие у пациентки осложнения. Можно было пациентке перелить свежезамороженyю плазму, чтобы остановить ДВС-синдром (нарушение свертываемости крови), чтобы кровь нормально начала сворачиваться и кровотечение остановилось. Можно было просто контролировать ее состояние, проводить УЗИ исследование забрюшинного пространства в динамике. Сегодня многие специалисты в экспертизах, в том числе в двух комплексных, которые делались в рамках расследования уголовного дела, указывают, что врачами было допущено множество недостатков в оказании помощи. Например, несвоевременно выявлено осложнение после трепанобиопсии. При своевременном оказании медицинской помощи после процедуры шансы на жизнь у нее были велики. По мнению осужденного, выводы, к которым приходят эксперты, абсурдны. В частности, эксперты указывают, что раз процедуру трепанобиопсии проводил я, то в ее смерти виноват только я. Вопрос о привлечении к ответственности врачей, которые оказывали ей медицинскую помощь после медицинской манипуляции, следствием даже не рассматривался.

Материалы уголовного дела составили 5 томов. Для максимально полного, всестороннего и объективного выяснения всех обстоятельств дела следователем допрошены десятки свидетелей, потерпевшие, проведены осмотры места происшествия и предметов, назначены и получены заключения 3 комплексных судебных экспертиз, одна из которых проводилась специалистами Российского центра судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Российской Федерации в городе Москве,  сообщили в Следственном комитете.

Ссылки: 


Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий Войти

Рекомендации
Процесс. Дело врачей