• 17
  • 0
  • 0
  • 0
Опубликовано: 27 Окт. 2018
ФИО врача: Шапорова М.А.
Населенный пункт: Котлас
Специальность: Акушерство и гинекология
ЛПУ / клиника: МУЗ «Котласская центральная городская больница им. Святого Луки»
Обвинение (статья): ч.2 ст.109 УК РФ
Приговор: Дело прекращено
Дата рассмотрения дела: 24.04.2011

Общее описание случая:

акушер-гинеколог диагностировала у 37-летней женщины на 6 месяце беременности показания к прерыванию беременности. Но оказывая медицинскую помощь по прерыванию беременности, врач выбрала неверную тактику ведения больной. Пациентка умерла от полиорганной недостаточности в результате развития инфекционно-токсического (септического) шока вследствие ненадлежащего исполнения врачом своих профессиональных обязанностей.  

Детали приговора:

Прекратить уголовное дело в отношении Шапоровой М.А., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 109 ч. 2 УК РФ, на основании ст. 25 УПК РФ в связи с примирением сторон.

 Меру процессуального принуждения по данному делу в виде обязательства о явке, избранную в отношении Шапоровой М.А. отменить.

Подробности разбирательства:

4 декабря 2009 года у беременной Е.М. стали отходить воды. Она была на шестом месяце беременности. Е.М. пошла на прием к участковому врачу, а оттуда ее отправили в роддом при Котласской центральной городской больнице. Там врачи сказали, что вод хватит для рождения ребенка. Однако проведенные исследования показали, что ребенок уже мертв. Беременной сделали прокалывание и стали вызывать роды, но безуспешно. По словам родных, Е.М. несколько дней проходила с мертвым ребенком в утробе, просила врачей провести операцию, но те отвечали, что делать кесарево сечение опасно. 

9 декабря Е.М. впервые пожаловалась на плохое самочувствие. У нее появилась одышка.

10 декабря она уже не могла говорить. 

1 декабря Е.М. умерла. 

В первые дни после трагедии заместитель главного врача Городской больницы по акушерству и гинекологии Александр Шапоров отказался комментировать случившееся. Лишь спустя месяц он сказал, что когда врачи сообщили Е.М. о том, что нужно прерывать беременность, она категорически отказалась от этого. «А без согласия человека мы можем что-либо делать только в экстренных ситуациях: например, когда он без сознания или не может сам принимать разумное решение, – заявил Шапоров. – Е.М. два дня отказывалась от прерывания беременности, а потом согласилась». По его словам, лечение проводилось в соответствии со стандартами, существующими в акушерстве, с назначением антибактериальной терапии для предотвращения инфекционных осложнений. В последние часы развилась клиника септического шока. Инфекция распространилась по организму с поражением жизненно важных органов: в критическом состоянии находились и сердце, и головной мозг, и почки, и легкие. Для спасения жизни были предприняты все меры: Елена была родоразрешена, был удален очаг инфекции, проводились интенсивная терапия и реанимационные мероприятия. Но все это не привело к благоприятному исходу. 

Только после появления результатов проверки комиссии специалистов из департамента здравоохранения, котласские врачи признали свою вину и заверили, что дисциплинарное взыскание в виде выговора будет применено к группе специалистов, оказывавших помощь Е.М.: дежурному и лечащему врачам и заведующему отделением.

Родственники женщины были уверены, что в ее смерти виноваты врачи. 

Делом заинтересовался Котласский межрайонный следственный отдел. Против лечащего врача погибшей Шапоровой М.А. было возбуждено уголовное дело.

По версии следствия, акушер-гинеколог Шапорова М.А. диагностировала у 37-летней женщины показания к прерыванию беременности. Но оказывая ей медицинскую помощь по прерыванию беременности, врач недооценила клиническую ситуацию, сложившуюся при проведении индукции позднего выкидыша. Врач выбрала неверную дальнейшую тактику ведения пациентки, не приняла мер к выполнению лечебных мероприятий, адекватных тяжести состояния больной, что повлекло причинение смерти Е. М. вследствие ненадлежащего исполнения Шапоровой М.А. своих профессиональных обязанностей. При этом Шапорова М.А. имела реальную возможность оказать необходимую квалифицированную медицинскую помощь Е.М. при своевременном завершении Шапоровой М.А индуцированного выкидыша у М. с последующим контролем за динамикой состояния Е.М., проведением всех необходимых и своевременных диагностических и лечебно-профилактических мероприятий благоприятный исход имевшейся у Е.М. патологии до развития септических осложнений был однозначно возможен, а следовательно и смерть Е.М. была предотвратимой

Пациентка умерла от полиорганной недостаточности в результате развития инфекционно-токсического (септического) шока вследствие ненадлежащего исполнения врачом своих профессиональных обязанностей. 

18.03.2011 года, по информации следственного управления Следственного комитета по Архангельской области и НАО,  акушеру-гинекологу Шапоровой М.А.  предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

Потерпевшая М. согласилась на прекращение уголовного дела в отношении Шапоровой М.А. в связи с примирением сторон. В судебном заседании пояснила, что подсудимая извинилась, с ней достигнуто примирение, а также Шапорова М.А. загладила вред, причиненный ей в результате совершения преступления. От потерпевшей М. также имеется письменное заявление с просьбой о прекращении уголовного дела в отношении подсудимой Шапоровой М.А. в связи с примирением сторон.

Ссылки: 


Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий Войти

Рекомендации
Процесс. Дело врачей