Информация предназначена только для медицинских и фармацевтических специалистов
  • 324
  • 0
  • 0
  • 0
Опубликовано: 10 Окт. 2018
Населенный пункт: Самара
Специальность: Анестезиология-реаниматология
ЛПУ / клиника: Стоматологическая клиника ООО "Практик-Самара"
Обвинение (статья): ч. 2 ст. 109 УК РФ
Приговор: Виновен
Дата рассмотрения дела: 01.07.2018

Общее описание случая: родители привели в частную стоматологическую клинику своего 5-летнего сына. У мальчика был кариес 10 зубов, и потому было принято решение лечить все проблемные зубы сразу. Для этого ребенку ввели анестезию. Но сердце мальчика не выдержало.

«23 июля 2017 года примерно в 9 часов ребенок был доставлен в одну из стоматологических клиник города Самары, где была начата процедура общего обезболивания и введения ребенка в состояние медикаментозного сна. После введения некоторых медицинских препаратов у ребенка произошло нарушение сердечного ритма. Несмотря на проведенные реанимационные мероприятий ребенок скончался. Назначена комплексная судебно-медицинская экспертиза», — сообщила старший помощник руководителя СУ СК России по Самарской области Елена Шкаева.

Общий наркоз в последние годы все чаще стали применять в стоматологии. Но специалисты считают, что подобные меры — серьезная нагрузка на организм, которая при визите к стоматологу совершенно неоправдана. По мнению специалистов, любая форма наркоза требует тщательного обследования накануне вмешательства. Анестезиологу необходимо знать не только о врожденных патологиях и аллергии, но даже о недавно перенесенных вирусных заболеваниях. Кроме того, общий наркоз могут делать лишь в клиниках, где есть отделение реанимации, поскольку индивидуальная реакция может быть непредсказуемой.

По факту причинения смерти по неосторожности возбудили уголовное дело, анестезиологу-реаниматологу Александру Шавалееву предъявили обвинение. Слушания проходили в Октябрьском районном суде.

Александр Шавалеев, из-за чьей ошибки произошла трагедия, рассказал в суде, что познакомился с семьей Степы 15 июля 2017 года. В своем кабинете провел с ними консультацию на предмет общего обезболивания, осмотрел ребенка, дал памятку об анализах, которые необходимо получить. Все они были предоставлены. Лечение назначили на 25 июля, но у Степы начались резкие боли и операцию решили сделать на 2 дня раньше - 23 числа. Все необходимые анализы были к тому времени уже готовы, противопоказаний никаких не выявили. Подсудимый вспомнил, что  прибыл на работу раньше на полчаса. Уточнил состояние пациента, ему сказали, что все нормально. По словам Александра Шавалеева, он проверил аппарат, взял у семьи Степы оригиналы анализов, дал заполнить родителям документ о добровольном согласии на обезболивание. Как утверждает врач, начались стандартные процедуры, ребенку вводили препараты, все проходило нормально, даже трубку в трахею провели без трудностей, лишь с небольшой поправкой - не сразу получилось завести ее за голосовую щель.

Дальше возникла непредвиденная ситуация. У мальчика начал снижаться пульс, нарушился сердечный ритм. Шавалеев позвал второго анестезиолога. Через 8-10 минут удалось восстановить сердечную деятельность, врач попросил вызвать скорую, чтобы пациента отвезти в стационар. К сожалению, через несколько минут вновь началось снижение ритма, анестезиологи начали предпринимать действия, прибыла скорая, но ее помощь не понадобилась. Реаниматолог констатировал смерть.

Состоялось два заседания, на первом из которых опытный врач признал свою вину. Накануне перед судьями выступили судебно-медицинские эксперты. Заместитель начальника бюро СМЭ Евгений Пономарев подчеркнул, что судмедэксперты ограничены в возможностях оценки, из-за ненадлежащего мониторинга состояния пациента. Поскольку наркоз – это погружение в угрожающее жизни состояние, его нужно контролировать. В данном случае возможности были, но ЭКГ не сделано, монитор, который использовался, имел возможность вести запись состояния пациента, но на нем вообще никаких показателей не было.

Специалист объяснил, что действия Шавалеева оценивали по видеозаписи из рабочего кабинета, где произошла трагедия. Вопросы сразу возникли к интубационной трубке, которую использовал врач:

Евгений Пономарев утверждал: во-первых, было видно, что трубка введена достаточно глубоко. Это уже травматично. Во-вторых, запрокидывание головы проводилось с продвижением ларингоскопа, что тоже не правильно. И вообще, используемая инкубационная трубка была большой, «взрослой», а не для ребенка. Также она не была зафиксирована лейкопластырем и смещалась. Это затрудняло вентиляцию.

Все указанные моменты сыграли роковую роль. У Степы оказалась сильно повреждена трахея. Именно из-за этих ранений он скончался. В ходе следствия появилась версия, что сердце ребенка остановилось от побочного действия лекарственного препарата, но в обвинительном заключении основной значится именно травма дыхательных путей.

На вопрос о том, как выбирал интубационную трубку - а в суде эксперты заявляли, ссылаясь на видео с места происшествия , о ее чересчур больших размерах - Александр ответил, что в этом случае ориентировался на специальную возрастную таблицу. Впрочем, он же объяснил - у каждого индивидуальные особенности организма и рекомендуемые показатели не всегда совпадают.

Между тем Александр Шавалеев - врач с большим опытом. Характеристики на него отовсюду положительные. На суде врач выглядел подавленным. Александр Шавалеев полностью признал вину и подчеркнул, что раньше таких осложнений у него не было никогда - а с 2014 года он провел более 180 операций, в том числе и с интубациями трахеи у детей.

Сторона обвинения учитывая все собранные доказательства и характеристики в прениях выразила судье Елене Родивиловой позицию, что Шавалева нужно на 2 года отправить в колонию-поселение и на 3 года лишить его права заниматься врачебной деятельностью. Защита и сам подсудимый просили о снисхождении.

Шавалеев оказал ненадлежащую медицинскую помощь. Его вина в причинении смерти по неосторожности является доказанной. У Шавалеева есть ребёнок, жена, ранее он не был судим. Кроме того, суд принял во внимание смягчающие обстоятельства в виде добровольно выплаченной компенсации в размере 50 тысяч рублей. С учётом всех обстоятельств суд считает невозможным сохранить за ним права заниматься врачебной деятельностью. Виновному назначали наказание в виде 2 лет ограничения свободы. Ему запрещено выезжать за пределы Самары. Также он должен каждый месяц отмечаться. Суд лишает мужчину права заниматься врачебной деятельностью на 1 год 6 месяцев, — сказала в завершение заседания судья.

Источники:
  1. https://www.1tv.ru/news/2017-07-25/329490-v_odnoy_iz_samarskih_stomatologicheskih_klinik_na_prieme_u... 
  2. https://www.kp.ru/daily/26847/3889383/
  3. https://www.samara.kp.ru/daily/26848/3890459/
  4. https://63.ru/text/gorod/65115981/

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий Войти

Рекомендации
Процесс. Дело врачей