Информация предназначена только для медицинских и фармацевтических специалистов
  • 242
  • 0
  • 0
  • 0
Опубликовано: 20 Окт. 2018
ФИО врача: Цыбульская И.
Населенный пункт: Санкт-Петербург
Специальность: Хирургия
ЛПУ / клиника: Городская больница № 3 Святой Елизаветы
Обвинение (статья): ч.2 ст.109 УК РФ
Приговор: Дело отправлено на пересмотр
Дата рассмотрения дела: 01.02.2017

Общее описание случая:

Дело хирурга Елизаветинской больницы Санкт-Петербурга Ирины Цыбульской, обвиняемой в том, что она забыла в брюшной полости пациента зажим, что привело впоследствии к летальному исходу, тянется с 2014 года и полно процессуальных нарушений. Да и сам зажим, якобы забытый в брюшной полости, оказался «подшит» к делу только после того, как следователь купил его в магазине медицинской техники.

Детали приговора:

Дело закрыли в связи с истечением срока давности. Февраль 2017, идет апелляционное обжалование, кассационная жалоба удовлетворена, дело отправлено на пересмотр

Подробности разбирательства:

11 февраля 2014 года в 23 часа 8 минут в ГБУЗ «Городская больница Святой преподобномученицы Елизаветы» полицейский конвой привез 35-летнего гражданина Белоруссии заключенного Владимира Павловича. Павлович был ранее судим за разбой. А потом из-за него погибли два человека — находясь под воздействием наркотиков сел за руль и вылетел на встречную полосу. ДТП произошло в Новгородской области. С места происшествия скрылся. Когда его задержали в Петербурге, сразу пожаловался, что болит живот. Врачи скорой повезли задержанного в больницу, ближайшей была Елизаветинская. Там передали хирургу Ирине Цыбульской.

Поступил Павлович с диагнозом «хронический панкреатит с обострением» (так написали медики «скорой»). В больнице сделали рентген брюшной полости и грудной клетки, оказалось, что у пациента участок правой половины кишки попал в правую плевральную полость. Такое бывает после серьезной травмы, и в частности после аварии. Хирург Цыбульская предположила диагноз: «посттравматическая диафрагмальная грыжа». Вне очереди Павловичу сделали компьютерную томографию, диагноз подтвердился.

Ирина Цыбульская приняла решение о лапароскопии. Думала, что удастся таким образом вывести кишку в брюшную полость, но не получилось. В итоге сделала обычную операцию. На операции присутствовали 6 медиков: Ирине ассистировали врач-хирург высшей квалификации Сергей Климов, клинический ординатор, анестезиолог, две медсестры. В процессе использовали 8 зажимов Микулича: ими фиксировали стерильное белье к брюшине по кругу. Каждый зажим размером 19,5 см, сделан из хирургической стали. Зажимы сняли перед тем, как наложить швы.

Задержанного выписали из больницы на пятые сутки с показателями: температура и давление в норме, жалоб нет.

Из Елизаветинской больницы Павловича перевезли в тюремную медсанчасть на территории Федерального казённого учреждения «Следственный изолятор № 1» (так называемые Кресты). Там он пробыл 2 недели, чувствовал себя хорошо, ни на что не жаловался. Из выписки тюремных врачей следует: «Состояние удовлетворительное, этапом следовать может». Из Крестов Павловича этапировали в новгородское СИЗО — по месту расследования совершенного им преступления. Этап длился не один день, Павлович побывал на нескольких транзитных пунктах и везде проходил процедуру досмотра, в том числе с металлодетектором. Нигде металлический предмет обнаружен в теле не был.

Уже потом на процессе со скамьи подсудимых Ирина задаст сотрудникам ФСИН примерно тот же вопрос: мол, мог ли Павлович с ножницами незаметно проходить все КПП за колючей проволокой? Судья этот вопрос... отвела.

Осужденный Павлович был доставлен в Новгородское СИЗО и там, судя по медицинским документам, 5 марта 2014 года стал жаловаться на тошноту, рвоту, отсутствие стула. Согласно документам, вместо того чтобы сделать заключенному рентген или УЗИ (аппараты есть в медсанчасти СИЗО), ему давали обезболивающие и слабительные. У заключенного открывается рвота кишечным содержимым, развился шок. Павловича отправляют в гражданскую больницу в Великом Новгороде, где врач Евгений Новожилов, сделав 15 марта рентген, обнаружил забытый в животе хирургический зажим. Этот рентгеновский снимок лег в основу уголовного дела, открытого в отношении хирурга Ирины Цыбульской, и является фактически единственным доказательством по этому делу.

Новожилов уверяет, что зажим извлек и сделал резекцию кишки. При этом инородное тело, которое извлекли из пациента, не сохранили, хотя это является вещественным доказательством. В ходе следствия следователь купил в магазине стандартный хирургический зажим и приложил его вместе с чеком к материалам уголовного дела. И на суде этот зажим фигурировал как вещественное доказательство.

За два с половиной месяца нахождения в новгородской больнице пациенту было проведено еще 25 операций (дренировали рану, устраняли последствия сепсиса, при этом все время отрезали фрагменты кишки). Но отсутствуют полноценные реанимационные карты, нет протоколов переливания крови, операционных журналов.

28 мая 2014 года заключенный Павлович умер в гражданской больнице Великого Новгорода от сепсиса, то есть почти через полгода после того, как ему провела операцию питерский хирург Ирина Цыбульская, и через два с половиной месяца после того, как зажим якобы был извлечен из тела. Труп отвезли в городской морг, из больницы в дежурную часть полиции поступила телефонограмма о смерти заключенного со словами: «Инородное тело в брюшной полости».

29 мая 2014 года дежурный пишет рапорт, на основании которого капитан полиции Н. Ровнова отправляется в морг на осмотр тела. В присутствии двух понятых она составляет протокол осмотра места происшествия: «Труп мужчины на вид около 40 лет, брюшная полость вскрыта, виден металлический предмет». Но ведь зажим, если он был, вынули еще два с половиной месяца назад! Причем, этот «металлический предмет» снова пропадает: полицейский Ровнова была последней, кто его видел. Зажим — единственный «вещдок» — исчез второй раз.

1 октября 2014 года спустя четыре месяца СК по Калининскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу возбудило Уголовное дело по факту смерти Павловича. Врача Ирину Цыбульскую привлекают сначала в качестве свидетеля, а потом в качестве подозреваемой в преступлении по части 2 статьи 109 УК «Причинение смерти по неосторожности».

По словам Ирины Цыбульской, следователь сказал: «Признайтесь во всем, и вы сразу попадете под амнистию». Ирина отказалась. И на нее тут же надели наручники. В сопровождении полицейского конвоя хирурга привезли в Елизаветинскую больницу, где она работала, для получения медицинской справки о том, что она может содержаться в ИВС (изолятор временного содержания). Затем последовала дактилоскопия и фотографии с номером на груди. Но Ирину Цыбульскую все же не стали арестовывать, она продолжала ходить на работу, оперировала пациентов. Периодически вызывали в СК давать показания.

1 сентября 2015 года дело передали в суд. Ирина уже была в роли обвиняемой, ее сразу же отстранили от работы. Полтора года, пока шел процесс, Цыбульская не могла работать и жила на пенсию мамы.

Забыть один из зажимов внутри невозможно, уверен ассистировавший Цыбульской на операции врач-хирург высшей квалификации Сергей Климов. Во-первых, для манипуляций внутри он не использовался. Если бы упал туда, то не заметить этого все шестеро ассистировавших не могли. Рана была размером 18 см, а зажим больше нее на 1,5 см. Если допустить все же, что он «выскользнул», то недостачу обязательно бы заметили: медсестра считает все инструменты до операции и после, сверяет количество. Все тогда сошлось. Ну и наконец, прямо на операционном столе, после окончания операции был сделан рентгеновский снимок (это обязательная процедура). На нем никаких посторонних предметов внутри пациента не было.

Эксперты сходятся во мнении: ходить с таким зажимом внутри невозможно Рана не заживет, будет нестерпимая боль.

Есть заключение главного рентгенолога Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга, доктора медицинских наук профессора Татьяны Трофимовой. Она считает, что по изображению, представленному из больницы Великого Новгорода, нельзя достоверно сказать, находится ли инструмент внутри, поскольку оно выполнено только в одной проекции — прямой: «Теоретически хирургический зажим может располагаться позади больного или может быть зафиксирован в кассете (часть рентген оборудования). В рамках этого исследования профессора спросили: мог быть не виден забытый внутри инструмент на том снимке, что сделали врачи Елизаветинской больницы сразу после операции? Ответ однозначный — не мог.

Но оказалось, что слова ведущего специалиста в области рентгенологии против слов доктора Новожилова не имеют веса.

Между тем выяснилось, что согласно документу из прокуратуры Новгородской области, «диплом специалиста с высшим образованием по специальности «Лечебное дело» на имя Новожилова признан недействительным. Диплом был оформлен и выдан ошибочно. Новожилов в своем объяснении, данном в прокуратуре области письменно, указал на то, что факт признания диплома недействительным ему неизвестен и об обязанности возвратить диплом для уничтожения он уведомлен не был».

Вызывает сомнение, что труп, описанный Н. Ровновой в новогородском морге, это труп Павловича. Паспорта этот человек при себе не имел (изначально в талоне скорой помощи было просто написано его ФИО), дактокарты в деле нет (в процессе суда несколько раз запрашивали отпечатки пальцев Павловича до и после смерти, но их так и не представили). Фотографии трупа тоже нет, он вообще не идентифицирован с какой-либо личностью. На теле пациента Павловича во время операции в Елизаветинской больнице было много татуировок и шрамов, но в описании трупа их нет.

Заключение исследования трупа Павловича прокомментировала московский патологоанатом, сотрудница столичного СБМЭ Галина Дорохина:

— Есть две странности, действительно не описываются особые приметы трупа, как то: шрамы и татуировки, цвет радужной оболочки глаза. Приказ Минздрава нас обязывает все это указывать. В заключении также написано: «Некоторые зубы отсутствуют». На самом деле эксперты должны описать, какие именно зубы отсутствуют и вообще полностью «зубную формулу».

В деле нет ни одного фото зажима, якобы обнаруженного в теле Павловича после его смерти, отсутствуют и фотографии самого тела. Судебно-медицинская экспертиза, фигурирующая в материалах дела, проведена по материалам дела, но не по факту смерти, т.е. тело судебно-медицинским экспертом не осматривалось, анализировались лишь медицинские документы»,

Свидетельства о смерти тоже нет. По крайней мере, его нет в материалах дела. Есть только «корешок медицинского свидетельствования смерти» неустановленного образца. Пролить истину могла бы эксгумация, на которой настаивает Ирина. Но как ее сделать в отношении иностранного гражданина?

Тело передали родителям. Захоронен Павлович якобы на деревенском кладбище в городе Борисове Минской области. Адвокат Цыбульской, Людмила Сосновец, специально туда ездила, чтобы увидеть могилу, но не нашла ее. Работники администрации кладбища ей помочь не смогли: книга захоронений тут ведется только с 2015 года, а Павлович умер в 2014-м...

Остается открытым вопрос, почему следствие так лояльно настроено по отношению ко всему, что касается осужденного Павловича?

В октябре 2006 года его задержали за разбой, дело было передано в суд. Ему тогда дали три года колонии с испытательным сроком. А в марте 2007-го он снова проходит по сводкам: ударил ножом человека. Но возбужденное по статье «Угроза убийством» уголовное дело почему-то было приостановлено.

Правоохранительные органы почему-то проявляли лояльность к этому иностранцу. По слухам, он родственник криминального авторитета. А если так, то ему могли организовать побег. Сбежать из СИЗО, колонии и даже тюремной больницы сегодня практически невозможно. А вот из гражданской клиники — шанс есть. И как это сделать, чтобы никто не искал? Правильно, «умерев». И если бы не история с зажимом, то об этой смерти никто бы и не вспомнил.

Впрочем, остается и другая версия: Павловича могли «залечить до смерти» врачи гражданской больницы и, чтобы уйти от ответственности, придумали про зажим. Обе версии имеют право на жизнь.

20 февраля 2017 года уголовное дело закрыли в связи с истечением срока давности. Хирург Ирина Цыбульская не собирается сдаваться, подала апелляцию, настаивает на своем полном оправдании.

Ссылки: 


Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий Войти

Рекомендации
Процесс. Дело врачей